Золото Au - 2332,76 руб/гр.
Серебро Ag - 31,11 руб/гр.
Платина Pt - 1711,61 руб/гр.
Палладий Pd - 1616,93 руб/гр.
 

Рынок станет прозрачнее. Интервью с заместителем министра финансов Алексеем Моисеевым

25
сентября
2017

В результате проводимого Минфином РФ комплекса мер, основанного на сочетании эффективного контроля и упрощении ряда процедур, с 2015 года отмечены существенные успехи в борьбе с нелегальным оборотом драгоценных металлов, драгоценных камней и ювелирных изделий. В рамках специальной панельной дискуссии на II Московском финансовом форуме заместитель министра финансов Алексей Моисеев сообщил о создании интегрированной информационной системы контроля за ювелирным рынком, которая основана на постановке  лазерных штрих-кодов* на ювелирные изделия. Об этом проекте и других проблемах российской ювелирной промышленности А.Моисеев рассказал в эксклюзивном интервью «Ювелирному обозрению»  

Реально ли ввести cистему постановки QR-кодов на всех ювелирных изделиях в течение 2019-2020 годов, как было сказано на Форуме?

В первую очередь начнем наносить миллиметровую метку-клеймо на сами изделия. Она продублирует QR-код с бирки и позволит отследить происхождение любой драгоценности. Здесь нам поможет уже имеющийся большой опыт лазерного клеймения. Конечно, для этого необходимо специальное оборудование, которое уже производится в России. Сложнее и затратнее будет распространить QR-коды на алмазы и бриллианты, а также цветные драгоценные камни, поскольку в них должна содержаться вся информация о камне: от рудника до производителя украшений с этими камнями. Технология метки, которая разработана и применяется в ряде государств, предполагает нанесение на камни настолько маленького значка, что это не влияет на его потребительские свойства, но машинами читается. Это то, к чему мы должны прийти. По возможности будем закупать российские аппараты. Но если надежных отечественных аналогов зарубежному оборудованию к тому времени не будет — ввезем по импорту то, что будет рекомендовано специалистами. 

Ситуация, когда любой человек с помощью смартфона сможет определить подлинность ювелирного изделия и на  этом основании принять решение о покупке, вынудит производителей отдавать всю свою продукцию в пробирные инспекции. Выдержит ли пробирный надзор такой наплыв? Не возникнут ли задержки, от которых российские ювелиры успели отвыкнуть?

Думаю, нам удастся этого избежать благодаря поэтапному введению новой системы контроля. На первом этапе, как вы знаете, QR-коды будут наносить на бирки сами производители и поставщики ювелирных изделий. На втором этапе электронные метки появятся сначала на импортной продукции, которая легально проходит через таможню. Учитывая, что, по нашим оценкам, официально ввозится весьма небольшая часть импорта, это не увеличит нагрузку на пробирный надзор. Но те, кто сейчас ввозит украшения нелегально, естественно, не смогут это делать. Может возникнуть дефицит изделий, но каких – незаконно ввезенных, состоящих  непонятно из какого материала! На российский рынок не попадут импортные изделия, на которых уже заранее стоят наши клейма, и это уже будет большим достижением и большим подарком для российских производителей. Мы понимаем, что здесь затронуты большие интересы, но будем решительно противодействовать контрабанде. 

Упростится ли с введением QR-кодов отчетность предприятий, станет ли открытой информация об объемах производства тех или иных предприятий?

Сейчас мы получаем из Пробирной палаты ежегодную отчетность, хотим сделать ее ежеквартальной. Может быть, изменятся некоторые показатели, уменьшится количество документов, которые должны будут сдавать производители и торговые точки. Могут быть две формы отчетности, но зато ежеквартальные. Не думаю, что вся информация будет открытой, часть ее вообще, как вы знаете, является секретной — например, сведения о ввозе драгоценных металлов. Возможно, стоит подумать о ее рассекречивании, в том числе в интересах привлечения иностранных инвестиций. Что касается объемов производства ювелирных изделий, то совокупные данные будут общедоступными, но понятие  коммерческой тайны предприятий сохранится, кроме акционерных компаний открытого типа — таких, как АЛРОСА, смоленский «Кристалл».

По итогам 2016 года 100 крупнейших производителей представили на клеймение в пробирные инспекции почти 86% золотых украшений, а на остальные 3 500 предприятий пришлось только 14%. Не здесь ли скрываются те самые 50% теневого оборота?

Да, в этом предположении есть определенная логика. Сложность состоит в том, что 90% производителей ювелирных изделий относятся к малому бизнесу, который с 2009 года освобожден от проверок. С этого же времени, как известно, пробирная инспекция не может проверять ювелирную торговлю. В будущем году мы проведем проверки и, думаю, восстановим более-менее реальную картину.

Легальный бизнес заинтересован, с одной стороны, в противодействии недобросовестной конкуренции, а с другой - в минимизации и ускорении контрольных процедур, в мерах поддержки. Планируются ли они параллельно с введением ИИС?

В порядке помощи российским огранщикам мы готовы пойти на снятие НДС при покупке алмазного сырья, по бриллиантам и по золоту вопрос сейчас находится на обсуждении. Рассматриваем также варианты упрощения пересортировки алмазов как формы контроля. Этот контроль осуществляется сначала на предприятии, затем перед продажей, потом огранщики должны снова пройти госконтроль, а продавец бриллиантов на таможне. Количество административных барьеров удручает, создается впечатление, что здесь много лишних проверок. Думаю, что в конечном итоге именно введение ИИС позволит кардинально решить эту проблему с технической точки зрения .

Алексей Владимирович, Вас уважают в отрасли за конкретные действия, которые доводятся до конца. Многие связывают с Вашим именем надежду на обнуление пошлины на ввоз цветных камней.

Это приятно. Как и во всем, мы обязаны здесь видеть интересы российской экономики. Например, у нас есть большие запасы яшмы, есть месторождения александрита. Но основная номенклатура цветных ювелирных камней в России не добывается. Понятно, что ввозные пошлины на них надо снижать или убирать совсем. Если посмотреть на рынок бриллиантов, которые ввозятся в Россию, то в основном это камни в 0,01-0,02 карата. Казалось бы, мы должны защищать нашу огранку, но таможня реальных денег не собирает, да и сами эти камни не составляют конкуренции продукции «Кристалла», у нас такую мелочь не гранят. Здесь мы можем пойти навстречу ювелирам и снять пошлину: все равно везут и будут везти.

То же самое касается оборудования, которое в России не производится — например, круги для огранки. Сколько их надо для всего нашего гранильного производства? Надо признать, что экономически невыгодно строить у нас для этого завод. Так же обстоит дело с производством специальных двигателей для огранки, которые исключают вибрацию

В 2007 году постановлением правительства была на 9 месяцев обнулена пошлина на ввоз оборудования, а потом эти «каникулы» продлили еще на 9 месяцев.

Вы привели хороший пример. Но все нужно считать. Мы получаем информацию из налоговой службы, и если видим, что в том или ином сегменте сборы копеечные, ставим этот вопрос на обсуждение. В дорожной карте написано: надо дать анализ и проработать все вопросы так, чтобы ни один пункт ни у кого не вызывал возражений. Мы должны работать не только на развитие рынка, но и на наполнение бюджета.

Не первый год занимаясь организацией российских павильонов на ведущих зарубежных выставках, мы хотели бы передать просьбу наших партнеров об упрощении таможенных процедур при экспорте ювелирных изделий. Смогут ли российские экспоненты менять режим вывоза с временного на режим экспорта при продаже части экспозиции?

Мы работаем над этими вопросами, которые беспокоят не только ювелиров, но и производителей бриллиантов. Они тоже вывозят свою продукцию на выставки и с учетом невозможности продаж вынуждены держать стоки, увеличивая финансовое бремя. Конечно, эту проблему надо снимать. Упрощение ввоза-вывоза, как я понимаю, упирается в госконтроль, и в рамках дорожной карты поддержки ювелирной отрасли мы будем решать этот вопрос, привлекать коллег, в том числе и из Гохрана. Наращивание экспорта бриллиантов и ювелирных изделий — это большая задача, и в последний год созданы предпосылки ее решения. Заработал, в частности Российский экспортный центр — несмотря на некоторые негативные оценки, которые звучали в отрасли.

В своей работе с Российским экспортным центром мы ставим во главу угла два главных принципа: максимально сократить издержки наших экспонентов и отобрать для субсидированных проектов действительно достойные компании

Мне было очень приятно узнать, что через конкурс «Русская бриллиантовая линия» российские компании попадают на мировые конкурсы дизайна и регулярно побеждают в самых престижных номинациях «Мастерство исполнения», «Оригинальность и новизна дизайна» и даже выигрывают Гран-при. Конечно, именно такие бренды имеют наибольшие основания для участия в зарубежных выставках по программе Российского экспортного центра. А издержки всегда будут, но они должны окупаться.

 

Ирина Слесарева, Алексей Щербина

 


1341a223787fceb4ca3f15260974d180