Золото Au - 2620,43 руб/гр.
Серебро Ag - 31,13 руб/гр.
Платина Pt - 1847,47 руб/гр.
Палладий Pd - 2409,74 руб/гр.
 

Ювелирная работа: удастся ли взять под контроль рынок «фейковых» алмазов

30
октября
2018

Выращивать в лабораториях искусственные минералы, в частности алмазы, начали давно, первые синтетические алмазы были получены в 1953 году, а с 90-х годов прошлого века их стали производить по методу «синтез с подрывом». Сперва процесс был дорог, а технологии не отработаны, и особой угрозы ни ювелиры, ни алмазодобывающие компании в синтетике не видели. Но по мере появления новых и усовершенствования имеющихся технологий число синтетических алмазов, а главное — их качество, стали расти в геометрической прогрессии. Появились заводы по производству синтетики в США, Сингапуре и Китае, существуют лаборатории в России (наиболее известная из них — в Сестрорецке, под Петербургом), также активно осваивают этот рынок умельцы из Белоруссии.

При этом количество отечественных производств будет расти. В частности, говорит Александр Шабуркин, генеральный директор аналитического агентства Rough & Polished, в мае стало известно, что на Внуковском шоссе будет построен технопарк Wonder Technologies, первая очередь которого откроется уже в следующем году: компания инвестирует собственные средства в производство синтетических алмазов, используя разработки российских ученых. Сейчас Wonder Technologies работает на базе инновационного центра «Сколково» и исследовательских институтов Российской академии наук.

Сейчас в ювелирном деле используют алмазы, полученные двумя методами — HPHT (высокое давление + высокая температура) и по CVD-технологии, когда кристалл растет за счет осаждения углерода на затравку из водород-углеродной газовой смеси. По данным бюллетеня Rappaport за август этого года, половина карата природного бриллианта оценивается в $1500, а цена одного карата в зависимости от его качества варьируется от $4 тыс. до $6 тыс. Искусственные аналоги пока дешевле на 30–40%, и стоимость их с течением времени, по мере оттачивания технологий и увеличения количества производств, будет снижаться.

По данным аналитиков Research Nester, рынок синтетических бриллиантов в 2015 году оценивался в $16,2 млрд, а к 2024 году, по прогнозам, он вырастет до $27,6 млрд. По данным Министерства финансов РФ, в настоящий момент в России доля синтетических камней на рынке бриллиантов и алмазов составляет 30–40%, а в некоторые периоды достигает и 60%.

 

Ничем не отличаются

Итак, к настоящему времени синтетические алмазы невозможно отличить от настоящих, во всяком случае на первый взгляд, без применения специальных инструментов и технологий. Специалисты-огранщики, безусловно, смогут это сделать, но тоже не сразу, это же относится и к другим экспертам, которые работают с минералами. Однако обычному покупателю украшений, не геммологу (специалисту, который изучает драгоценные камни), будет крайне сложно разобраться в критериях различия природных и искусственных алмазов с редкими фантазийными окрасками. По данным Министерства финансов РФ, на ювелирном рынке резко увеличилось количество случаев, когда синтетические бриллианты пытаются выдать за природные. Впрочем, это становится проблемой не только для России. Например, в августе стало известно, что в Геммологический институт Америки (Gemmological Institute of America, GIA) поступила партия небольших бриллиантов, в которой природным оказался только один, остальные 1092 камня — синтетические. В GIA назвали это прецедентом, так как ранее на исследования попадали партии, где искусственные камни подмешивали к натуральным, а не наоборот.

Алмазодобывающий российский монополист АЛРОСА передал на тестирование в пробирную палату РФ ALROSA Diamond Inspector — первый отечественный прибор, позволяющий проверять подлинность алмазов и бриллиантов. Так отечественные «старатели» пытаются защитить свой бизнес от активно растущего рынка искусственных минералов, а также от государства, которое, желая контролировать ювелиров и добывающую промышленность, пытается решить проблему привычным с советских времен методом — усилить давление.

«Ни госструктуры, ни ювелирное сообщество до последнего времени проблему не афишировало, — говорит Александр Шабуркин. — Во всяком случае, в прессу информация о таких инцидентах практически не попадала. О том, что синтетические алмазы и бриллианты все чаще и чаще пытаются выдать за природные, а инструментов, позволяющих определить подделку, в широком доступе не существует, заговорили совсем недавно».

Впрочем, и власти, и ювелиров, и алмазодобытчиков можно понять, ведь испуганный возможностью приобрести фальшивку потребитель может вообще отказаться от покупки, а в условиях снижающихся продаж, которые наблюдаются с 2014 года, это может оказаться катастрофичным для отрасли. Ситуация изменилась буквально за последние полгода, и инициировала тему синтетики самая известная в мире компания по добыче алмазов De Beers, контролирующая 40% этого рынка.

 

Ход конем, или De Beers вступает в бой

Итак, в мае De Beers заявила о том, что отныне занимается продажей не только природных алмазов, но и искусственных. Для этого De Beers создала отдельный бренд — Lightbox, который занялся продажей ювелирных украшений с синтетическими алмазами. Такие «безделушки» компания позиционирует как бижутерию, украшения, которые можно носить каждый день или подарить на праздник ребенку. Стоит отметить, что De Beers не просто тщательно отслеживала ситуацию с вхождением синтетики на рынок, но и занималась разработкой и внедрением технологий, во всяком случае, собственная лаборатория по производству искусственных алмазов была открыта компанией два года назад в Англии, а первоначальные инвестиции в Lightbox составили около $100 млн.

Общий годовой объем производства синтетических алмазов в настоящее время составляет 8–10 млн карат, а ювелирное качество имеют около 4,5 млн карат. Общий годовой объем производства природных алмазов составляет 124 млн карат, а камни ювелирного качества составляют 85–90 млн карат (источник: Rough & Polished). В России эта новость вызвала не только бурные обсуждения в профессиональной среде, но также заставила зашевелиться и власти, и главного монополиста по добыче алмазов — компанию АЛРОСА. При этом российские ювелиры не только очень высоко оценили перспективы новой инициативы De Beers, но и впервые открыто заговорили о теме подделок, а также об угрозе для добывающей отрасли.

«Развитие технологий синтеза алмазов и переориентация производителей синтетики с технических алмазов на ювелирные создают в среднесрочной перспективе смертельную угрозу российской компании АЛРОСА, которая, в отличие от De Beers, практически полностью игнорирует новый тренд на алмазном рынке, — считает аналитик Rough & Polished Сергей Горяинов. — В срезе добычи АЛРОСА около 80% занимает мелкоразмерное сырье, которое и будет вытеснено с рынка более дешевой синтетикой в ближайшие годы. В этом случае рентабельность АЛРОСА существенно снизится, и, скорее всего, компания перестанет существовать в том виде, в каком она существует сегодня».

«De Beers выстраивает свою политику соответственно новым реалиям. И что произойдет в итоге? В то время когда АЛРОСА будет продолжать торговать только бриллиантами, De Beers свободно распродаст свои запасы и станет заниматься синтетикой, какая им разница, чем торговать? Организует ее производство, причем на высочайшем уровне, покруче всех китайцев вместе взятых, и станет №1 и на этом рынке», — прогнозирует дальнейшее развитие событий Владимир Збойков, исполнительный директор Комитета по драгоценным металлам, драгоценным камням, ювелирному искусству и народно-художественным промыслам общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

 

Время отбирать камни

На Международном фестивале «Золотое кольцо России», прошедшем в конце июня в Костроме, губернатор области Сергей Ситников обратился к ювелирному сообществу с вопросом про синтетические камни. «Я хочу понять — это вызов сегодня для ювелирной отрасли и для национальной экономики или это абсолютно спокойная вещь, на которую мы просто никак не обращаем внимание, с чем надо просто согласиться и махнуть рукой?» — спрашивал губернатор с трибуны. Необходимость говорить об этом он объяснял тем, что дорогостоящие природные алмазы «формируют капитал страны», и если появляется их синтетическая замена, то это становится вызовом и для отрасли, и для страны с точки зрения ее капитализации.

Участники фестиваля, профессиональные ювелиры, предложили Сергею Ситникову пройтись по выставке. «В основном уже сейчас здесь представлены изделия с синтетическими камнями, природных становится с каждым годом все меньше и меньше. Пока это касается полудрагоценных камней, но та же участь ждет и драгоценные камни. Сегодняшние технологии производства синтетических аналогов совершенствуются ежедневно, а себестоимость уменьшается», — отметил один из участников дискуссии.

Максим Борд, гендиректор ООО «АдамасИнвест» из Белоруссии, компании, занимающейся выращиванием синтетических алмазов, добавил, что De Beers сделала не просто какой-то шахматный ход, а наметила стратегию. «Угроза, безусловно, есть. Они хотят рынок синтетических алмазов определить в отдельную нишу, создать отдельный сегмент и таким образом вывести из-под удара рынок натуральных камней. Синтетика развивается огромнейшими темпами и, безусловно, «ювелирку» затянет», — отметил спикер.

 

Синтетика в законе

Можно констатировать, что на этом этапе «бой с тенью», то есть с синтетикой, мировое ювелирное сообщество и алмазодобытчики практически проиграли. Удержаться, пожалуй, сможет только De Beers, да и то лишь при условии, что ее поддержат остальные игроки, и ювелиры, и госструктуры. Тем временем подоспели новости из США, где окончательно узаконили синтетические бриллианты. В июле Федеральная торговая комиссия США (Federal Trade Commission, FTC) расширила определение понятия diamond, и теперь ограненный алмаз искусственного происхождения стал для FTC тоже diamond. Напомним, ранее так назывался лишь ограненный природный алмаз.

Свое решение FTC аргументирует тем, что произведенные в лабораториях алмазы с химической и кристаллографической точек зрения тоже являются алмазами, несмотря на то, что они не были сформированы в недрах земли. Более того, FTC уверен, что само слово «синтетический», использующееся для описания искусственных алмазов, дезориентирует потребителей, поэтому рекомендует не использовать этот термин. При этом Владимир Збойков напомнил, что в Москве всего четыре года назад проходил конгресс CIBJO (членом которой является ассоциация «Гильдия ювелиров России»), где комиссия по алмазам внесла предложение о том, что отныне в определении алмаза также будет добавлено следующее: «алмаз — это минерал, который был полностью сформирован без вмешательства человека и который может быть впоследствии разрезанным и ограненным».

Комментарий компании АЛРОСА

«Что касается искусственных бриллиантов в целом, важно понимать, что есть, по сути, два вида этой продукции. В первом случае это синтетические камни, которые продаются открыто. Обычно продавцы такой продукции активно занимаются маркетингом и рассказывают покупателям о происхождении этих бриллиантов. По нашему мнению, в этом случае рынки природных и лабораторно выращенных камней могут сосуществовать, у синтетики тоже может быть своя отдельная ниша и аудитория. Но важно разъяснять потребителям разницу между этими продуктами. Приверженцы натуральных бриллиантов будут всегда, потому что это уникальный продукт, возраст которого достигает сотен миллионов и даже миллиардов лет. Количество алмазов в природе ограничено — уже сейчас есть понимание, что пик добычи этих минералов остался в прошлом, и в дальнейшем их будет только меньше. Именно редкость и неповторимость делают его таким ценным, в том числе с эмоциональной точки зрения. Странно дарить в знак настоящей любви искусственный камень.

Но есть и другой «рынок» — синтетические камни, которые подмешиваются к партиям и продаются под видом натуральных. По экспертной оценке, сегодня такая «незадекларированная» синтетика — это до 80% от ее общего количества на рынке. В этом случае мы уже говорим не о спросе людей на синтетику, а о банальном обмане потребителей. Это абсолютно недопустимо. Сегодня все участники отрасли разрабатывают различные инструменты борьбы с этим явлением — и с помощью регулирования, и с помощью технических решений.

Что касается FTC, она не приравняла синтетику к природным алмазам — она дала рекомендации о том, как нужно называть и описывать камни. Да, комиссия считает, что синтетический бриллиант по своим характеристикам и свойствам тоже является бриллиантом. Есть определенное послабление в тех определениях, которыми можно описывать такой камень. Но мы не ожидаем, что эти рекомендации повлекут какие-то серьезные перемены на рынке, хотя не исключаем, что эти нововведения могут вызвать путаницу у потребителей».

По словам Владимира Збойкова, позиция CIBJO заключается в том, что бриллианты без упоминания их искусственного происхождения могут восприниматься покупателями как природные, что в любом случае не соответствует реальности и действительно дезориентирует потребителя. Поэтому синтетические ограненные алмазы обязательно должны быть раскрыты именно как синтетические, для чего в статье 4.3.1.1 Алмазной книги CIBJO прописали: «Тот факт, что синтетический бриллиант является полностью или частично синтетическим, должен быть раскрыт. Для описания синтетических бриллиантов следует использовать только термин «синтетический», «созданный лабораторией» или «выращенный в лаборатории», и эти термины должны быть столь же заметными и непосредственно предшествовать слову «бриллиант».

Беспокойство по поводу уравнивания FTC природных и синтетических бриллиантов высказала и алмазная индустрия. Представители «Инициативы развития алмазной отрасли» (Diamond Development Initiative, DDI) уверены, что этот факт окажет нежелательное воздействие на сектор добычи алмазов старателями. Проблема в том, что производители синтетических камней рекламируют свои бриллианты как добытые «этическим» способом, словно все остальные камни таковыми не являются. «Мы считаем, что здесь исключительное значение имеет то, как реклама синтетических камней влияет на экономику, а также необходимо осознавать, что поставлено на карту», — заявила DDI, отметив, что 13–20 млн людей более чем из 50 развивающихся стран зарабатывают старательской добычей алмазов.

Аналогичную позицию, когда для потребителя ни в коем случае нельзя смешивать природные и искусственные алмазы, занимает и Геммологический институт Америки (GIA). Соответственно этой же точки зрения придерживается Министерство финансов РФ, более того, два года назад в федеральный закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» была добавлена формулировка: «Не являются драгоценными камнями материалы искусственного происхождения, обладающие характеристиками (свойствами) драгоценных камней». Как заявил в рамках прошедшего в сентябре Московского финансового форума Алексей Моисеев, заместитель министра финансов РФ, участились жалобы на вбросы синтетических бриллиантов. «Я не против синтетики как таковой, но моя позиция была и остается неизменной: потребитель должен знать, что он покупает. Абсолютно недопустимо продавать синтетику под видом натурального камня», — высказал позицию регулятора по этому вопросу Алексей Моисеев. По его словам, если покупателя украшения с бриллиантом не проинформировать об искусственном происхождении камня, то его права будут нарушены. Все же синтетика дешевле натуральных камней, и со временем цены на нее будут падать, соответственно, искусственный камень, который сегодня кто-то приобрел под видом натурального, потеряет свою цену. «В связи с этим риски для покупателей синтетики сохраняются», — констатировал замминистра.

 

Наш ответ Чемберлену

В конце мая Минфин предложил контролировать оборот синтетических камней, проект нового федерального закона был опубликован на федеральном портале проектов нормативных правовых актов. Он предполагает ввести контроль за оборотом синтетических камней для ювелирного рынка, а также регулировать их ввоз на территорию Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и запретить использовать классификацию камней природного происхождения для синтетики. Стоит отметить, что инициатива Минфина у ювелиров, которых, по идее, законопроект должен был защитить, особой радости не вызвала. Любое излишнее регулирование снижает продажи, инвестиционную привлекательность, уменьшает число игроков на рынке. Если государство начнет контролировать оборот синтетики и полудрагоценных камней, то последствия для отрасли будут катастрофичны. «У существующих сегодня госструктур для организации контроля и учета синтетики и полудрагоценных камней не хватит ни сил, ни ресурсов», — предостерегает законодателей от поспешных шагов генеральный директор ассоциации «Гильдия ювелиров России» Эдуард Уткин.

Спасти ситуацию, по мнению ювелиров, должен не строгий контроль и учет со стороны государства, а система маркировки драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них, то есть нанесение на них специальных бирок с QR-кодом. Этот эксперимент Минфина стартовал 1 июня, а уже с 1 января 2019 года планируется сделать маркировку ювелирных изделий обязательной. И именно эту инициативу регулятора поддерживает ювелирное сообщество. «Это современные технологии, за ними будущее», — уверен Эдуард Уткин.

Производители, занимающиеся искусственными алмазами, предлагают законодателям пойти по пути De Beers. «Надо формировать новое направление, надо формировать маркетинговую стратегию, надо открыто выходить на рынок с синтезируемыми камнями, чтобы это было не угрозой для натуральных камней, а наоборот, нишей и бизнесом, который позволит получать дополнительную прибыль», — считает Максим Борд. Впрочем, российские добытчики алмазов все же пока больше уповают на помощь государства. В рамках инициированного Минфином эксперимента, направленного на усиление контроля за оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней, активное участие принял и отечественный алмазодобывающий монополист АЛРОСА, который предложил Пробирной палате свой аппарат ALROSA Diamond Inspector, который поможет отличить фальшивые алмазы от настоящих. «В порядке эксперимента Пробирная палата возьмет у АЛРОСА в аренду несколько десятков машин по проверке подлинности бриллиантов для проведения инспекций. Таким образом мы хотим оградить рынок от вбросов», — заявил в своем выступлении на Московском финансовом форуме Алексей Моисеев. Автор: Роман Бизюков (pro.rbc.ru)