Золото Au - 2748,89 руб/гр.
Серебро Ag - 32,65 руб/гр.
Платина Pt - 1696,72 руб/гр.
Палладий Pd - 2849,98 руб/гр.
 

Телепередача «Бриллианты и ложь» как раз и является настоящей фальшивкой

12
декабря
2018

В эпоху фальшивых новостей и синтетических бриллиантов встреча тех и других являлась лишь вопросом времени. И вот они недавно встретились в виде редакционной статьи в South China Morning Post (SCMP) и телепрограммы на российском телеканале Russia Today (RT), в которых прозвучали дешевые выпады в адрес алмазной отрасли. Плохо осведомленные авторы этих материалов привлекают внимание ко все еще распространенным ложным представлениям об этических методах работы отрасли. Если судить по этим редакционным материалам, то отрасли следует осознать, что часть миллениалов становятся сторонниками выращенных в лаборатории бриллиантов. Но, являясь журналистами, мы должны тщательнее изучать освещаемую тему и правильно излагать факты.

        В данном случае авторы неправильно изложили факты в материале «Алмазы и ложь» (Diamonds and Lies), который был передан по телевидению в виде комментария Табеты Уоллес (Tabetha Wallace), обозревателя RT; и в редакционной статье «De Beers борется с «поддельными» алмазами из Китая, но что является настоящей фальшивкой?» (De Beers Is Fighting ‘Fake’ Diamonds from China, but Who’s the Real Fake?), написанной главным новостным редактором Йонденом Лхатоо (Yonden Lhatoo) в SCMP.

        Уоллес и Лхатоо следовало бы прочитать «Пять важных истин о природных алмазах» (Five Essential Diamond Truths) и «Пять важных истин о лабораторных алмазах» (Five Essential Laboratory Diamond Truths), недавно опубликованных Ассоциацией производителей алмазов (Diamond Producers Association, DPA). Впрочем, принимая во внимание воинственный тон их комментариев, они, скорее всего, заклеймят кампанию DPА в качестве еще одного примера того, как «большой алмазный брат» диктует нам, что делать. Ведь они считают, что «каждую минуту рождается простак… и эти простаки продолжают покупаться на этот кусок коровьего дерьма», как написал Лхатоо в своей статье.

 

        Определение конфликта

        Основная идея обоих материалов заключается в том, что, поскольку отрасль проявляет активность в конфликтных зонах, потребители должны избегать природных бриллиантов. Вместо этого авторы советуют людям выбирать выращенные в лаборатории бриллианты, которые имеют те же самые характеристики, что и природные, но производятся с соблюдением этических норм и стоят на 30% меньше. Заявление Уоллес о том, что «самые богатые алмазные месторождения находятся в зонах конфликтов, большей частью в зонах военных действий», просто неправда. В действительности самый большой объем алмазов поступает с родины телеканала RT – из России, за которой по объему поставок алмазного сырья следуют Канада и Ботсвана, согласно данным, опубликованным Кимберлийским процессом (КП). На эти три страны, которые вряд ли можно считать подпитываемыми повстанцами военными зонами, приходится 60% мирового производства алмазов с точки зрения объема и две трети по стоимости. Если добавить сюда других значительных производителей, где нет конфликтов, таких как Ангола, Австралия, Лесото, Намибия и Южная Африка, то показатель будет гораздо выше.

В настоящее время менее 0,03% алмазов на рынке считается конфликтными алмазами, согласно определению Кимберлийского процесса. Более ответственным подходом в критике могла бы стать постановка вопроса о том, является ли определение Кимберлийским процессом конфликтных алмазов достаточным для защиты потребителей, как это делают Rapaport News и автор настоящей статьи. Алмазная промышленность, конечно, не совершенна, и ей многое еще нужно сделать в этой области. Следует поддержать усилия, предпринимаемые Всемирным алмазным советом (World Diamond Council, WDC) по пересмотру определения с целью включить в него нарушения прав человека и другие жестокие преступления. В то же время мы видим наплыв программ по отслеживанию происхождения бриллиантов, которые разрабатываются, и других механизмов, таких, например, как Система гарантий (System of Warranties) Всемирного алмазного совета и Руководство по экспертизе (Due Diligence Guidelines), выпущенное Организацией экономического сотрудничества и развития, которое многие ритейлеры используют для обеспечения своих ответственных поставок.

 

        О чем тут говорить?

        О чем тут вообще говорить? - задается вопросом Уоллес.Мы говорим об этом потому, что десятки миллионов людей полагаются на алмазную отрасль в плане заработка, причем среди них находятся беднейшие люди на земле, пытающиеся честно заработать на жизнь. Насчитывается примерно полтора миллиона старателей,  добывающих алмазы в Африке, и они поддерживают своими заработками еще семь миллионов человек. Выступление в поддержку синтетических алмазов как этической замены природным алмазам угрожает существованию этих алмазодобытчиков.

        При всей критике, направленной на алмазную отрасль – а часть ее обоснованна, – стоит также отметить пользу, которую приносят алмазы. Существует бесчисленное количество программ, поддерживающих различные инициативы, начиная от благотворительности в каком-нибудь городе, где расположилась ювелирная компания, и кончая поддержкой населения в Африке, а также проектами по защите окружающей среды. Работа, проводимая Инициативой развития алмазной отрасли (Diamond Development Initiative), Фондом поддержки участия местного населения в экономике (Diamond Empowerment Fund) и организацией «Ювелиры для детей» (Jewelers for Children), - это лишь несколько примеров, которым нет аналогов в сфере выращенных в лаборатории алмазов.

        Кроме того, существует очень мало, если вообще существует, систем подтверждения источников происхождения лабораторных алмазов и бриллиантов. Каковы выбросы углерода в атмосферу на той фабрике, где камень был выращен? Какова практика использования рабочей силы на этих предприятиях? DPA правильно отмечает, что заявления о безвредности выращенных в лаборатории алмазов для окружающей среды, о прозрачности и ответственности поставок, похоже, неубедительны и необоснованны. Наконец, могут ли потребители быть уверены в том, что синтетические бриллианты, которые они покупают, произведены с соблюдением этических норм? Производители выращенных в лаборатории алмазов должны точно придерживаться той же практики подхода «знай своего поставщика», которая принята растущим числом участников торговли природными бриллиантами.

 

        Редкая ценность

        Мы также говорим об этом потому, что верим в природные бриллианты. Мы верим в их красоту и их способность сохранять стоимость. Хотя Лхатоо прав, отмечая, что стоимость перепродажи бриллиантового кольца падает с того момента, как потребитель выходит из ювелирного магазина, он совершенно ошибается, говоря, что «вы получите драгоценность большего размера за свои деньги», покупая камень, выращенный в лаборатории. Во-первых, кольцо с искусственным бриллиантом наверняка так же потеряет в цене, как только вы выйдете с ним из магазина. Но важнее то, что цены на выращенные в лаборатории бриллианты будут ожидаемо снижаться по мере роста объемов производства. В отличие от земли, у которой ограниченный объем предложения алмазов, фабрики могут обеспечивать массовое производство этих камней, и это в конечном счете будет вызывать падение цен.

        Эти фабрики не вызовут снижения цен на природные бриллианты, как предполагает Уоллес. Если уж на то пошло, синтетику от природных камней как раз и будут отличать более низкие цены. По мере того, как все больше выращенных в лаборатории бриллиантов будет появляться на рынке по более низким ценам, потребители будут осознавать внутреннюю стоимость природных бриллиантов. Они могут терять стоимость при перепродаже после вашего ухода из магазина, но их основная стоимость сохраняется во времени. Только природный бриллиант обладает редкостью, которая поддерживает его экономическую и эмоциональную стоимость. Потребители используют бриллианты как символ любви именно по этой причине. Мы все хотим чувствовать что-то особенное, уникальное и редкое, особенно в наших отношениях, и бриллиант передает это.

        Компании, занимающиеся выращенными в лаборатории бриллиантами, начинают понимать, что их негативное послание не является эффективным. Продукт должен продаваться на основании своих собственных достоинств. Что делают выращенные в лаборатории бриллианты, так это дают потребителю выбор, а задача журналиста состоит в том, чтобы предоставить правильную информацию, позволяющую читателям выбрать свои варианты. В этом смысле Лхатоо и Уоллес не дали такой возможности читателям. Синтетический бриллиант может иметь те же самые характеристики, что и природный, но фальшивые постулаты довольно легко обнаружить. Этим двум мирам никогда не встретиться. Автор: Ави Кравиц (Avi Krawitz) (Rapaport) – Перевод Rough&Polished