Золото Au - руб/гр.
Серебро Ag - руб/гр.
Платина Pt - руб/гр.
Палладий Pd - руб/гр.
 

Василий Власов. Каким будет небо над огранщиками и ювелирами – в алмазах или в клеточку?

14
декабря
2017

Российские огранщики и ювелиры в скором времени будут вынуждены сдать свои позиции на внутреннем рынке зарубежным конкурентам. И вообще заниматься огранкой алмазов и производством украшений в России вскоре может стать невыгодным. Какие факторы этому способствуют, в интервью нашему изданию рассказал Президент Гильдии производителей бриллиантов и ювелирных изделий Якутии, народный депутат Василий Власов.

 

- Василий Михайлович, какая обстановка в наших гранильной и ювелирной отраслях на текущий момент?

- Гранильная и ювелирная отрасли России находятся в кризисе – это видно по общероссийским цифрам. Если в 2014 году было произведено ювелирных изделий на 95 тонн в общем объеме, то в 2016 всего – 50 тонн. Наблюдается снижение производства в почти в два раза. Аналогичное падение происходит и в гранильной отрасли на примере нашей республики. Если в 2014 году было произведено бриллиантов на сумму 235 миллионов долларов, то в 2016 году – на сумму всего на 135 миллионов долларов. (Это с учетом обработки сырья на давальческой основе.) Снижение продолжилось и в текущем году. Но к концу года, мы думаем, резкого снижения не будет. Ожидаем, что уровень производства бриллиантов будет на уровне 2016 года.

 

- На каких позициях мы находимся в данных отраслях в масштабах мировой экономики?

- Отечественная гранильная отрасль по итогам в 2016 года занимала всего 2% от мирового объема производства бриллиантов. А наши объемы производства ювелирной отрасли равны 1% от объема мирового производства. Объем экспортных поставок ювелирных изделий составил всего 0,12 процента от мировых объемов. Вот три цифры, которые показывают, как мы смотримся в мире – по сути, никак. Это при том, что мы первые в мире по добыче алмазов. На третьем месте – по производству золота. На пятом – по добыче серебра. По добыче палладия мы первые. Мы покрываем 30% мирового рынка по платине. А вот по переработке - мы в хвосте. Естественно, российское сообщество огранщиков и ювелиров не радует такое состояние дел.

 

- Что требуется сделать, чтобы наши огранщики и ювелиры заняли более уверенные позиции на мировом рынке?

- Все эти годы мы работали над формулировкой проблем и поиском путей их решения. Что нам требуется сделать: мы должны по уровню производительности труда и себестоимости приблизиться к мировым производителям. Для этого необходимо внедрение и применение современных технологий в обработке алмазов и производстве ювелирных изделий. Сегодня, к примеру, мировое гранильное производство широко применяет лазерную распиловку алмаза. Немыслимо планирование и разметка будущего бриллианта без компьютерных программ - для повышения производительности труда весь мир применяет автоматическую обдирку и.т.д. Всё-таки во дворе 21 век. А сейчас представьте себе, что всё это гранильное оборудование, без которого немыслимо современное гранильное производство, у нас в стране не производится! Всё это закупается нашими предприятиями за рубежом. И тут возникает первая загвоздка – это пошлина на ввоз оборудования до 15% от стоимости оборудования. Почему, зачем? Было бы понятно, если бы у нас производилось аналогичное оборудование, а пошлина исполняла функцию защиты отечественного производителя. Но у нас, повторюсь, ничего не производят для гранильной отрасли. Затем идет процесс растаможивания, который может длиться от двух до шести месяцев, что тоже требует денежных затрат.

Следующий негативный фактор – налог на добавленную стоимость (НДС) в размере 18%. Абсурд в том, что НДС облагается сначала добытое сырье – сырые алмазы, то есть огранщики выкупают алмазы с НДС. Затем происходит продажа готового бриллианта ювелиру. После чего ювелир обязан оплатить НДС перед тем, как выложить это изделие с бриллиантом на прилавок. Он ещё выручку не получил, а налог оплатить уже обязан. Получается, на стоимость конечного изделия ДВАЖДЫ накручивается НДС по 18%. Разве это дает нам конкурентное преимущество перед остальными мировыми производителями?!

«У нас нет режима наибольшего благоприятствования по отношению к гранильной и ювелирной отрасли»

 

Алмазное сырье и проблемы с ним

- Для увеличения конкурентоспособности, как правило, ищут способы для снижения себестоимости товара. Имеются ли у огранщиков и ювелиров какие-то возможности для этого?

- Да! В себестоимости готовых бриллиантов до 92% занимает стоимость сырья. Значит, чтобы снизить себестоимость бриллианта, нужна отмена НДС на алмазное сырье! Мы уже дважды вносили такую инициативу в Государственную думу, но пока поддержки там не получили. Одним из доводов против отмены НДС было то, что это приведет к уменьшению поступлений в федеральный бюджет.

То же самое происходит и по отмене ввозной пошлины. Нам опять же говорят, что отмена ввозной пошлины приведет к уменьшению федерального бюджета. Но мы приводим пример – в 2016 году все ввозные пошлины на цветные камни (без алмазов), которые у нас не добывают и не производят, принесли в бюджет 37 миллионов рублей. А расходы всего федерального бюджета составляют 16 триллионов рублей. Из них эти 37 миллионов от ввозной пошлины – это пылинка. Но зато в случае отмены ввозных пошлин государство может получить отдачу от увеличения объема производства и продаж готовых изделий на нашем внутреннем рынке. 

 

- Значит, у огранщиков единственный серьёзный сдерживающий фактор – это НДС?

- Не единственный. В гранильной отрасли существует и другой специфический момент – АЛРОСА продает алмазы лотами и боксами. В лоте представлены алмазы по всему срезу добываемого АЛРОСой сырья, то есть в каждом лоте камни разных размеров и разного качества – всё вперемешку. А на самом деле огранщику нужны не все камни из предлагаемого лота. Кто-то специализируется на крупных и ценных камнях, кому-то нужны камни среднего качества. Таким образом, всё, что по размеру и качеству ему не подходит – становится ему обузой. В такой ситуации напрашивается вывод, что он должен продать эти ненужные камни. Но! Согласно действующему законодательству, сами заводы пересортировку делать не имеют права.

 

- А кто имеет право заниматься пересортировкой алмазов?

- У нас пересортировку раньше могли делать только Гохран России и АЛРОСА. Теперь только Гохран, поэтому мы просим министра финансов России – это ваша компетенция, пожалуйста, издайте приказ, которым бы разрешили АЛРОСА делать пересортировку лотов. Если бы разрешили делать пересортировку, то наши гранильные заводы покупали б только нужные им камни. 

В 2009-2010 г.г., когда, я был председателем Алмазного совета при Президенте республики, мы продвигали такой проект под названием «Ювелирная комплектация алмазного сырья». Более того, была проведена экспериментальная пересортировка и комплектация алмазного сырья в ЯПТА (Якутское предприятие по торговле алмазами) с участием компании ООО НПК «ЭПЛ Даймонд», которое показало, что всё это технически возможно в АК «АЛРОСА». В прошлом году ООО «Севералмазтехнологии», выкупив в АЛРОСА стандартный лот, провел пересортировку в Гохран РФ. При этом он нашел другой выход по применению алмазов низкого качества – поставка их в качестве учебного сырья ПЛ №16, чтобы студенты не на стекляшках тренировались, а на настоящем сырье.  

 

- Что касаемо алмазных лотов. Существует ли сейчас проблема с доступностью их цены?

- С лотами вопрос более-менее решился. Раньше лоты были крупные и стоили 1,2 миллиона долларов. И возможности разбить их на меньшие доли не было. Можешь купить – покупай, нет – сиди и думай. А сейчас АЛРОСА пошла навстречу своим клиентам и сырье можно купить боксами со стоимостью 60 тысяч долларов. Обычно бокс содержит алмазы определенного размера, но с разными характеристиками.

 

- Востребованы ли мелкие камни на нашем рынке?

- На нашем внутреннем рынке – очень. Но, опять же, с мелкими камнями своя история. У нас в России невыгодно делать огранку мелких алмазов. Наши ювелиры или заказывают огранку за рубежом, или же покупают готовые мелкие камни у иностранных поставщиков. Но зато именно мелкие камни - до 0,3 карата в изделиях - у нас пользуются наибольшим спросом, потому что они дешевле и по карману нашим потребителям. Однако поскольку мы ввозим мелкие камни из-за рубежа, они облагаются опять же ввозной пошлиной, а затем и НДС. В общем, наша налоговая политика не учитывает специфику внутреннего рынка. Мы говорим в правительстве – давайте отменим всё это. И вроде есть понимание среди некоторых чиновников, но нет политической воли, чтобы отменить ввозную пошлину и НДС для мелких бриллиантов, цветных камней и оборудования.

Разрешение на пересортировку вкупе с отменой НДС дало бы большой импульс для развития отечественной гранильной отрасли. А отмена ввозных пошлин на мелкие бриллианты и цветные камни, с учетом высокого спроса на недорогие ювелирные изделия, привело бы к развитию нашей ювелирной отрасли, и она стала бы пополнять бюджет налогами с уже готового продукта. Появились бы дополнительные рабочие места, сработал бы так называемый мультипликативный эффект.

 

- Кто бы мог содействовать принятию этого решения?

- С моей точки зрения, как таковой проблемы с пересортировкой нет. Просто министру финансов Антону Силуанову нужно проявить политическую волю и подписать соответствующий приказ – это в его компетенции и его силах. Ведь Андрей Юрин в Гохране наше предложение поддерживает. И в Минфине России Александр Ахполов тоже за это предложение.

Проблема в другом, в психологии нашего чиновника – вот я сейчас что-то сам сделаю, а кто-то завтра сообщит вышестоящему начальству. А оттуда скажут – ты почему без нашего ведома решения принимаешь? И вот он сидит и думает – нет, я лучше не буду ничего подписывать. Пусть они сами своей проблемой занимаются. Я, конечно, утрирую, но, по-моему, так всё и происходит. Я не могу понять, почему министр финансов не может самостоятельно принять решение по пересортировке алмазов? От этого хуже никому не станет, станет только лучше. Это шаг к потребителю, к покупателю, к клиенту.

Но нерешительность чиновников в итоге бьет по гранильной отрасли, а затем и по ювелирной отрасли. Все ждут, кто же донесет эту информацию до Путина, но никто не решается. Потому что с точки зрения министра финансов объемы наших отраслей мизерны, и он никогда с таким предложением к президенту Путину не пойдет. Он побоится, что ему скажут – зачем он по такому мелкому поводу обратился. У Президента ведь много других, более значимых общегосударственных и внешнеполитических забот. Та же цена на нефть – там речь о триллионах долларов, а тут - о паре миллионов. И никто не решается.

 

- Видимо, потому что нет примеров такого общения с вышестоящими лицами?

- Раньше Михаил Николаев или Вячеслав Штыров не боялись по таким вопросам обращаться в федеральное правительство. В последние годы никто эти проблемы не поднимает. Хотя многие вопросы можно решить на уровне правительства или министра финансов. Просто на их уровне должно быть дано соответствующее указание или приказ. Но всех сдерживает привычка ждать указания сверху. При этом у наших соседей по ЕврАзЭс таких проблем нет. В том же Кыргызстане наши заботы вызывают улыбку. Белорусы, к примеру, возмущаются – почему вы не пускаете наши изделия на свой рынок? А мы боимся пускать их изделия на наш рынок, потому что они дешевле, т.к. они избавлены от НДС и прочих накруток. Вместо того, чтобы уравнять условия работы ювелиров и огранщиков с мировыми, мы ставим заградительные меры, т.к. цены наших изделий получаются неконкурентоспособными. У них также нет пробирных палат, клейма на изделия они не ставят.

«Из-за одного маленького нерешенного вопроса по клеймению изделий вырастает целый клубок проблем для наших ювелиров. Но это же не должно продолжаться».

 

- Разве практика клеймения украшений создает какие-то проблемы?  

- В мире примерно одна треть стран пользуются клеймением, а две трети - нет. Это сугубо добровольное дело. Но беда в том, что во многих странах российские клейма попросту не признают. Из этого вытекает колоссальная проблема для наших производителей.

 

- Какие ситуации возникают, к примеру?

- Наши ювелиры выходят на зарубежные торговые сети и магазины, размещают там свою продукцию. Её берет какой-нибудь покупатель. Он видит клеймо и интересуется – что это? Ему объясняют – это российское клеймо. Он говорит: «Я хочу купить это изделие, но мне не нравится клеймо, оно всё портит. Надо его убрать». Продавец связывается с нашим производителем и интересуется, можно ли спилить клеймо? Нашему производителю нужны деньги, и он соглашается. Но бывает и так, что изделие в итоге не взяли, а клейма на нём уже нет. И здесь возникает ситуация, когда ювелиру надо обратно ввезти изделие в Россию. А клейма-то нет и вес не соответствует весу при вывозе. В итоге подобные разбирательства могут дойти и до уголовного дела. Это же немыслимо! В итоге начинаются проблемы и у зарубежных продавцов. Если вдруг станет известно, что компания-продавец фигурирует в уголовном деле в России. Падает престиж фирмы. В итоге, сталкиваясь с такими ситуациями, иностранные продавцы уже не хотят связываться с нашими ювелирами, потому что им эти проблемы с клеймами не нужны. Как следствие, мы теряем возможности для экспорта своих изделий. Поэтому мы предлагаем сделать процедуру клеймения для идущей на экспорт продукции добровольной. Но пока мы не можем убедить в этом федеральное правительство.

 

Вывозить можно – продавать нельзя

- А какой абсурд у нас творится с вывозом ювелирных изделий на заграничные выставки! Свою продукцию наши ювелиры вывозят в режиме временного вывоза. Таково требование, а это подразумевает строжайший возврат всего, что ты вывозишь на выставку. То есть показывать свою продукцию ты можешь, а вот продавать – нет. Как в таких условиях продвигать наши украшения и бренды? Человеку понравилось на выставке изделие наших мастеров, он хочет его купить, а ему отказывают. Хотя рядом выставляют свои работы ювелиры из других стран и с удовольствием продают. Ведь выставки для этого и проводят. А мы работаем в режиме музея. При том, что ювелир привез свой товар – свою собственность, а распоряжаться им сам не может. Как будто он привез экспонаты из Эрмитажа – бред! Надо менять этот режим временного вывоза на режим экспорта. И таких нелепых примеров масса. Взять хотя бы попытки вновь ужесточить меры контроля ювелирной отрасли.

 

Усиление учета вместо контроля

- Почему об ужесточении мер вновь стали говорить? 

- Потому что до правительства доносят неверную информацию о росте контрабанды ювелирных изделий. А реакция на это всегда одна – закручивание гаек со стороны государства.

 

- Что за информация?

- На одном совещании – где и с чьим участием, уточнять не буду – озвучили данные Росстата. По этим данным, в 2016 году Россия произвела ювелирных изделий на 224 миллиарда рублей. В этой сумме 50 миллиардов занимают вставки из цветных камней и мелких бриллиантов. Но в то же время в этом же году официально через таможню в Россию было завезено цветных камней на сумму 230 миллионов рублей и мелких алмазов на 606 миллионов рублей, т.е. всего на 836 миллионов рублей.

При сопоставлении этих цифр возникает вопрос – в ювелирных изделиях, по данным Росстата, вставок на 50 миллиардов рублей, а по данным таможни всего ввезено камней на 836 миллионов. Откуда взялись ещё 49 миллиардов 164 миллиона? Власть видит один ответ, что всё это – контрабандный ввоз.

Сомнительность приведенных цифр подтверждают данные по якутскому рынку. По нашим данным, в Якутии было продано бриллиантов на 12 миллионов долларов , т.е. в рублях на 720 миллионов. Но эта сумма равна общероссийской. Но ведь не может Якутия за всю страну камни покупать. Значит, с данными по стране что-то не то. Существует и большой разброс в данных по количеству ювелиров. Приведу в пример данные по одной области, но называть её не буду. По данным местных властей, в области работает 2 тысячи ювелиров, по данным пробирной палаты - в этой области работает 700 ювелиров, в налоговой говорят – по их данным, в области числится всего 270 ювелиров. Тогда получается, что из 2 тысяч заявленных ювелиров налоги платят всего 270 ювелиров? Какова же реакция власти в данной ситуации - ужесточить контроль путем введения лицензии на данный вид деятельности! 

 

- А что нужно сделать, чтобы разобраться в ситуации?

- Надо задаться главным вопросом – сколько из этих 2 тысяч ювелиров занимаются реальным производством? Ведь перед тем, как принимать решения по усилению контроля, надо вникать в обстановку. Среди ювелиров могут быть те, кто закрыл свой бизнес. Среди них могут быть и те, кто не встал еще на спецучет в ГИПН. Могут быть начинающие предприниматели, у которых налоговые каникулы. Для полноценного понимания ситуации в отрасли Минфину РФ необходимо свести все данные пробирной инспекции, налоговой, статистики и данных российской Гильдии ювелиров и провести комплексный анализ ситуации.

 

- Неужели есть проблемы с учетом объема реализуемой ювелирной продукции?

- В Сахастате по республике, к примеру, нет разбивки по изделиям из золота или из серебра, изделий с бриллиантами или без них. Всё в целом. Если такое происходит на уровне региона, то что происходит на федеральном уровне? То есть надо наладить прежде всего учет производства и сбыта по различным категориям изделий. Откуда информация, что произведено изделий со вставками на 50 миллиардов рублей? Это могут быть ошибочные данные. Как можно что-то вычислять, не имея чётких данных? Цифры пляшут, но из этого делаются далеко идущие выводы – сколько налогов утаили и прочее. Таким образом, серьезные, даже пагубные требования по ужесточению контроля за отраслью могут быть основаны на неверных данных. Так, сторонники ужесточения настаивают на том, что надо отменить ограничение на ежегодную проверку предприятий (сейчас – раз в три года), вернуть понятие «контрабанда» в Уголовный кодекс, ужесточить контроль за оборотом камней. Если за перевоз без соблюдения определённых требований был штраф, то теперь предлагают судить по УК.

 

- Насколько усложнится работа ювелиров, если контроль будет усилен как прежде?

- Если сейчас можно уведомить Пробирную палату о том, что вы начали работу и не бегать за разрешением, как раньше, то теперь требуют вернуть разрешительный принцип – получение лицензии. Но пока вам лицензию не дадут, вы не имеете права заниматься огранкой и ювелиркой. А пока лицензию будут готовить, а это длительный процесс, то вас вывернут наизнанку. А потом могут спокойно сказать – нет, ты не имеешь права заниматься ювелирным делом. Выходит, ты зря тратил свои время и средства. Этого ни в коем случае допускать нельзя. Но уже в Администрации Президента РФ провели целое совещание по этому поводу. Минфин предлагает ввести все эти ограничения. Пробирной палате хотят дать право по возбуждению дел по административным нарушениям. Пять лет назад их лишили этого права, но они хотят его вернуть. Если это произойдет, то отрасль заглохнет.

 

- Но контроль необходим, как его наладить без ущерба для отрасли?

- Надо усилить учет сырья (металла и камней), полуфабрикатов, каковыми являются бриллианты и готовых изделий . Поэтому идет речь о создании ИСИ – интегрированной системы информации. Мы поддерживаем эту инициативу. Нам надо всё это наладить. Надо кодировать каждое ювелирное изделие и каждый камень. Ставить спецметки, чтобы в них была вложена вся информация, где был куплен камень, где был огранен, его характеристики, его цена. И всё это должно сопровождать камень и изделие, пока их не купят. Тогда возможности контрабанды значительно снизятся.

 

- Значит, внедрение ИСИ позволит избавиться отрасли от всех проблем?

- Не совсем, на отрасли сказывается и специфика нашего правоохранительного законодательства. Если вы открываете гранильное производство, то к вам приходят люди в погонах и говорят, что в соответствии с требованиями закона вы должны установить в своём помещении специальные бронированные двери, решетки на окна. Приобрести сейф для хранения сырья и продукции и всё это застраховать. Это тоже недешёвое удовольствие. В то же время за рубежом таких обязательных требований нет. Я всегда привожу в пример Индию. Там стоит хибара с открытыми окнами и дверьми. В ней огранщик у порога на небольшом станке работает – алмазы ограняет, и никому нет до него дела. А у нас правоохранительные органы, наоборот, призывают ещё больше ужесточить требования к огранщикам и ювелирам, а это может привести к новым издержкам. Плановые проверки сейчас проводятся раз в три года, но сейчас опять требуют вернуть ежегодную проверку. Это не пойдет на пользу нашим огранщикам и ювелирам.

 

- Считается, что для всех предпринимателей, независимо от вида деятельности, одним из важных вопросов является доступ к кредитным ресурсам. Что беспокоит огранщиков и ювелиров в этой сфере?

- Кредиты нужны всем, и огранщиками и ювелирам в том числе. Как я ранее говорил, ввозные пошлины и НДС на цветные камни и мелкие бриллианты, которыми начисляются по несколько раз, - всё это вынуждает часто обращаться к кредитам, и они тоже приводят к наценке. Приходится, как минимум дважды обращаться за кредитом хотя бы для закупки сырья и уплаты НДС перед продажей. И здесь опять же влияет специфика отрасли. Гранильные заводы практически не имеют оборотных средств. Если очень просто объяснять, что такое гранильное производство – это помещение и в ней станки для огранки. Сколько всё это может стоить? В то время как огранщику нужно закупать комплектующие к технике, сырье и всё это за дорогую валюту. А своих свободных средств у него нет. Значит, надо идти в банк. Банк требует обеспечения под кредит. И не всегда банку интересны твоё помещение и оборудование. Да и много под такой залог не получишь. Мало того, у нас в Якутии у ювелиров товар в обороте под залог брать не хотят! Но если кредит взять, его надо отдавать с процентами, при этом совсем не гуманными – естественно, это бьет по конкурентоспособности наших гранильной и ювелирной отраслей.

 

- Какие предложения существуют на этот счет?

- Есть опыт прошлых лет. При Михаиле Николаеве правительство республики субсидировало часть банковской ставки в наших банках. Давайте мы хотя бы одну четвертую ставки будем компенсировать из республиканского бюджета.

 

- Это предложение было направлено республиканской власти?

- Мы писали об этом, но нас не поддерживают. Но есть и другой вариант – товарные золотые кредиты. У нас в республиканском Гохране лежит золото.  Государство вправе давать товарный кредит производителям ювелирных изделий по льготной ставке 4-5% годовых. Тоже пишем об этом, но наш Глава республики и Правительство нас в этом не поддерживают. Хотя я сам, работая Председателем Правительства, активно это внедрял. Почему сегодня этого нельзя сделать? Причем в российском Гохране сейчас активно обсуждают именно такую возможность – предоставление товарного кредита ювелирам! У нас есть свой Гохран в республике, где есть золото, но оно лежит без пользы для дела.

 

- Все эти предложения касаются уровня республики – что предлагаете решить на федеральном уровне?

- Здесь я хотел бы отметить, что я рассматриваю все эти решения не с точки зрения – федеральный уровень, республиканский уровень, а как меры государственной поддержки и меры оперативного решения.

 

- Как это выглядит?

- Отсрочка платежа по НДС на 180 дней по инициативе АЛРОСА. Хорошая поддержка — это оперативное решение, добрая воля компании. Далее, мы ведем переговоры по увеличению сроков отсрочки по НДС до 270 дней – это оперативная мера. Но нужна государственная мера – совсем отменить НДС на алмазное сырье и ювелирные изделия!

Другой пример – приходит огранщик к АЛРОСА купить камни, но от него требуют принести гарантию от банка. При этом у компании есть перечень таких банков. Но в нём нет наших республиканских банков. Мы предлагаем докапитализировать «Алмазэргиэнбанк», чтобы он мог предоставлять гарантии. Для этого нужно довести уставной капитал банка до 5 миллиардов рублей. У АЭБ он составляет 4 млрд. Мы просим правительство перечислить ещё один миллиард рублей. Тогда он сможет выступать гарантом наших огранщиков и ювелиров при покупке сырья у АЛРОСА – это оперативное решение. И для этого не надо идти в Москву, надо просто принять это решение здесь. Но пока оно не принимается. Тем не менее надо двигаться по этим двум направлениям поддержки.

Далее, мы довели до властей предложение, чтобы субсидировались расходы на вывоз изделий на выставки – это оперативное решение. Кстати, по данному предложению принято поручение. А вот в качестве меры государственной поддержки требуется изменение режима таможенного вывоза. Для этого нужны поправки в Таможенный кодекс и смена режима временного вывоза на режим экспорта.

 

- Получается, что пока в целом на государственном уровне к проблемам ювелиров и огранщиков внимания нет?

- Внимание есть. Наши чиновники стали поворачиваться к нам лицом в вопросе отмены НДС. Но подтолкнули их к этому, как ни странно, индусы.

 

- Как это произошло?

- Мы пытались создать алмазный центр в Якутске. У нас вроде бы всё для этого есть – торговая площадка АЛРОСА, отделение пробирной платы, геммологические лаборатории. Есть огранщики и ювелиры, свой Гохран. Но почему-то приняли решение создать этот центр во Владивостоке. И создали. АЛРОСА начала там первые продажи. Там же индусы как иностранные инвесторы создали свой гранильный завод. И они, как и все мы, считают деньги. Они тоже столкнулись с тем, что покупать сырье с 18% НДС невыгодно. И они, судя по всему, высказали эту проблему полпреду Юрию Трутневу с требованием – этот НДС отменить. И началось обсуждение отмены НДС. Получается, своих не слушают, а к индусам прислушались.

 

- Почему так вышло, что к индусам прислушались?

- И не только к ним. Индусы и израильтяне, ссылаясь на нормы ВТО, потребовали, чтобы отменили вывозные пошлины на сырые алмазы в размере 6,5% – отменили. Вот только от этой меры пострадали российские огранщики – АЛРОСА с оговоркой для «выравнивания цен, дабы не нарушить мировой баланс цен на алмазное сырье» тут же повысило цены на алмазы на 6-8% на внутреннем рынке. Т.е. они освободили себя от 6,5% вывозной пошлины и теперь готовятся освободиться от 18% НДС.

Якутяне уже давно задаются вопросом – почему при наличии стольких залежей полезных ископаемых на своей территории наша республика не является мировым флагманом производства чего-либо. Преимущественно мы можем радоваться лишь успехам добывающих отраслей. В то время как производство какого-либо конечного готового продукта у нас считается во многом нерентабельным. И в то же время наши ювелиры и огранщики в числе немногих, несмотря на наличие стольких трудностей, являются успешными и стараются преодолеть эту локальную экономическую догму. Тимофей ЕФРЕМОВ Фото: Якутия.Инфо http://yakutia.info/article/182695