ГИИС ДМДК: готовимся к передаче данных об остатках

03
декабря
2021

Масштабный вебинар, а затем участие в заседании Совета Ассоциации генерального директора компании ООО «ЮвелирСофт» Дмитрия Румянцева дали возможность составить представление о ситуации с нынешним этапом внедрения ГИИС ДМДК, который заключается в передаче данных об остатках. «Шок и трепет» — так называлась операция США в Ираке весной 2003 года. Именно этими словами можно описать состояние ювелиров после проведения данных мероприятий. У страха действительно глаза велики.

Кратко об основном.

1) Можно сколько угодно возмущаться сложностью и необходимостью решения  предстоящей задачи, но наступление этого момента неизбежно.

2) Процесс точно не будет легким, готовиться к нему нужно уже сейчас.

3) Пока из вендоров, разрабатывающих пользовательский софт для ювелиров, первый релиз программного обеспечения (далее ПО) готов только у ООО «ЮвелирСофт». Отсюда простой выбор: или ПО от ООО «ЮвелирСофт», или надежда на ввод данных через личный кабинет, т.е. надежда на программистов «Гознака».

Теперь подробнее.

Нет смысла объяснять, что ГИИС ДМДК будет введена в строй, причем сведения об остатках придётся передавать в сроки, предписанные Постановлением №270 — до 15 января 2022 года. Делать это необходимо по утверждённым формам (1,2,3,4). Обязанность передачи сведений накладывается на того участника рынка, на чьём складе изделия и драгоценные металлы находятся 1 января, вне зависимости от оснований их нахождения. Любые возмущения и обсуждения правильности требований — пустая трата времени, которого с каждым днем становится все меньше. То есть если задача продолжения бизнеса в ювелирной сфере стоит и в 2022 году, лучше забыть про стенания и готовиться к работе в ГИИС ДМДК.

Нужно приготовиться к тому, что работа с ГИИС ДМДК не будет бесплатной. Предстоят и денежные затраты, и затраты людских ресурсов, и даже затраты нервных клеток, поскольку риски есть и будут на всем протяжении ввода ГИИС ДМДК в эксплуатацию.

Что можно сделать участникам рынка уже сейчас, в начале декабря?

Прежде всего, подумать о том, как осуществлять в январе 2022 года ввод данных в ГИИС ДМДК об остатках. Каким образом это делать: в полностью ручном или автоматизированном режиме?

В ручном режиме все сведения по остаткам ювелирных изделий придётся вносить набором на клавиатуре, через специальные экранные формы в личном кабинете на сайте ГИИС ДМДК. Взять эти сведения можно из программы учета, распечатать на бумаге и, заглядывая в нее, набить на клавиатуре. Однако часть сведений об изделиях, которых в программе учета просто нет, придется создавать. Это, прежде всего, вес металла в каждом изделии и число вставок. Вес драгоценного металла придется подсчитывать для каждого изделия, если он изначально не был указан на бирке и не был введен в учетную систему. Придется брать в руки изделия и считать вставки, прикидывая их суммарный вес и вычитая его из веса изделия, указанного в учетной системе.   

Но жизнь можно облегчить. Передачу в ГИИС ДМДК данных об остатках можно осуществлять в автоматизированном режиме. Для этого потребуется специальный софт, который сможет взять из программы учета необходимые для передачи сведения об изделиях, «упаковать» их соответствующим образом и с использованием программы шифрования «КриптоПро» передать в ГИИС ДМДК. Правда, на 100% автоматизировать процесс, вероятно, не получится. Если каких-то необходимых данных (чистого веса драгоценного металла, количества вставок) в программе учета не было изначально, то их придется добавить с клавиатуры. Но то, что такая программа существенно облегчит жизнь — очевидно. Называется такая программа интеграционной. Она объединяет учетную систему и все программы, требуемые для передачи данных в ГИИС ДМДК (электронная цифровая подпись, «КриптоПро»).

Никто не спорит, что любая монополия — это плохо. Тем не менее, иногда монополия возникает естественным путем, за счет того, что кто-то вырывается в лидеры и захватывает рынок. Примерно то же мы наблюдаем сейчас в сфере ГИИС ДМДК. Компания «ЮвелирСофт» уже разместила релиз первой версии своего интеграционного пакета для работы с системой прослеживаемости. Возможно, в ближайшее время и другие вендоры предложат свои программные интеграторы, но пока такой информации не поступало. Выходит, что сейчас выбирать можно между «ЮвелирСофт» и «Гознаком» с его личным кабинетом на сайте ГИИС ДМДК.

Интересный факт: известно, что фирма «1С» отказалась создавать интегратор для ГИИС ДМДК. Для неё этот рынок мал.

О затратах

Каковы минимальные затраты с ГИИС ДМДК при использовании продукта от «ЮвелирСофт»? Рассмотрим затраты при работе в программном комплексе «Ювелирный Торговый Дом» с подсистемой маркировки ювелирных изделий (ЮТД).

  1. Берем в аренду 1 рабочее место - 1500 руб./ в месяц.
  2. Покупаем электронную цифровую подпись, соответствующую требованиям ГИИС ДМДК - это 2500 руб. на год.
  3. Инициализируем TLS канал (stunnel из состава КриптоПро CSP) — это 14000 рублей одноразово.
  4. Используем загрузку остатков в программу ЮТД через формат xls. Займет примерно 15 часов работы специалиста по выгрузке. Условно цена 1 часа его работы — 1900 рублей. Получается 28 500 рублей (это может сделать любой программист 1С).

Итого выходит около 50 тысяч рублей. В «сухом остатке» имеем закрытую проблему передачи данных в ГИИС ДМДК при отсутствии проблем с получением идентификационных номеров партий (ИНП), присвоением уникальных идентификационных номеров (УИН).

Работа с ГИИС ДМДК в программе ЮТД от «ЮвелирСофт» будет обходиться в 1500 рублей в месяц за одно рабочее место.

Альтернатива продукту компании «ЮвелирСофт» на начало декабря 2021 года, как уже говорилось, личный кабинет сайта ГИИС ДМДК. Это полностью ручной ввод данных. Никаких таблиц xls, никаких автоматизированных выгрузок из используемых программ, все данные вводятся исключительно с клавиатуры.

Теоретически есть возможность заказать какой-нибудь компании разработку пользовательского программного обеспечения сопряжения уже используемого в работе софта с ГИИС ДМДК. Но нужно понимать, что такое «удовольствие» будет стоить не просто дорого, а очень дорого. По оценке опрошенных нами специалистов — от 500 тысяч рублей.

О рисках

Они, безусловно, есть и велики. Многие риски не зависят от прилежности участников рынка.

Во-первых, это риски пропускной способности каналов ввода данных ГИИС ДМДК. Похоже, особенно ее не нарастишь, даже при желании и наличии средств у оператора, так как передача данных идет в зашифрованном виде, и алгоритмы программы «КриптоПро» накладывают свои ограничения. Впрочем, нагрузочная способность каналов не тестировалась, говорить можно лишь о наличии риска.

Во что этот риск может вылиться для конечных пользователей, т.е. для участников рынка? Как минимум в постоянное или периодическое «зависание» обмена данных с ГИИС ДМДК. Как максимум — в административное введение временных графиков общения участников рынка с ГИИС ДМДК. Скажем, какие-то компании должны работать с ГИИС ДМДК только с 9:00 до 11-00 по Москве, какие-то только с 18:00 до 20:00. Остается надеяться, что до введения временных графиков дело, все-таки, не дойдёт.

Во-вторых, это риск сбоев программного обеспечения серверной части ГИИС ДМДК. С этим риском проще, поскольку со временем все ошибки серверного ПО можно устранить. Но на первых порах сбои функционирования таких сложных систем очень вероятны.

Ну и, конечно, остаются риски как неумелой работы конечных пользователей (участников рынка) с программными продуктами на своих компьютерах (равно как с личным кабинетом сайта ГИИС ДМДК), так и сбоев этих самых пользовательских программных продуктов. Здесь надежда на вендоров и на расторопность структур, готовых организовать обучение (переподготовку) участников рынка для работы с ГИИС ДМДК.

Однако по совокупности всех рисков, можно говорить об общем риске блокирования товарных потоков в период пиковой нагрузки при передаче данных об остатках и движении ДМДК в систему. Напомним, что нельзя проводить операции с ДМДК без передачи сведений в ГИИС.

Что может предпринять государство для минимизации всех рисков?

1) Снижение нагрузки на каналы обмена участников рынка с системой.

Самое простое и безболезненное административное решение — полностью отказаться от отслеживания оборота ювелирных изделий из серебра. Риски от незаконного оборота ювелирных изделий из серебра для экономики государства ничтожно малы (если имеются расчеты, опровергающие это утверждение, интересно было бы их посмотреть). Что важно, корректировка нормативной правовой базы для введения такого решения требуется минимальная.

2) Безопасным для экономики государства выглядит отказ от прослеживания оборота цветных драгоценных камней в виде вставок в ювелирных изделиях. Возни с ними много, а суммарная цена вопроса — копейки, так как в своём большинстве они никакой ценности не представляют.

3) Будет полезно отказаться от добровольной передачи фотографий изделий в ГИИС ДМДК. Найдутся же те, кто и в добровольном порядке захочет отсылать фотографии. Это дополнительные и существенные потоки информации, которую сначала нужно (зачем-то) зашифровать, а потом (на месте) дешифрировать. Проблема, связанная с «КриптоПро», уже озвучивалась.

4) Срочно внести «облегчающие» изменения в нормативную правовую базу ГИИС ДМДК. Проект Приказа Минфина о формах и форматах данных для ГИИС ДМДК до сих пор пребывает в стадии проекта, а в этих формах содержится много лишней информации, требующей затрат времени на обработку.

Возвращать или нет?

Ещё один важный вопрос: стоит ли представителям торговли возвращать собственникам до 1 января 2022 года «чужие» изделия (комиссионный товар)? Или наоборот, лучше загрузить кладовки на «чёрный день»?

С одной стороны, чем больше изделий вернуть, тем меньше данных передавать в ГИИС ДМДК. Но с другой стороны, пустой прилавок долго не удастся ничем заполнить! Ведь все ювелирные изделия, произведенные в январе-феврале 2022 года, это уже не остатки. Это новая продукция. С 1 марта она должна отгружаться с нанесёнными УИНами.

Чтобы торговле до 1 марта 2022 года не пришлось решать вопрос с получением УИН на продукцию, поступившую в период января-февраля 2022 года, эти изделия стоит покупать уже с УИН. Смогут ли все производители ювелирных изделий уже с 1 января 2022 года получить у оператора УИН — большой вопрос.

Розничные сети надеются, что производители смогут оперативно нанести УИНы на бирки изделий из собственных остатков, присланных возвратов, а также на вновь выпущенную продукцию. Это маловероятно. Надежда на то, что производители справятся с задачей быстрее, чем розничные сети, безосновательна. В поставках предвидится пауза. Самый негативный сценарий — если розничные сети начнут возвращать комиссионный товар производителям уже после 15 января так и не отразив его в ГИИС в виде остатков.

А вот если торговле не паниковать, и не спешить вернуть все «чужие» изделия собственникам, то с этими остатками можно спокойно работать без заботы о нанесении УИН на их бирки до осени, так как продавать изделия из заявленных остатков можно до 1 сентября 2022 года. И получить, заодно, конкурентное преимущество перед паникерами, добровольно опустошившими свои прилавки. Есть о чем подумать.

Вывод:

  • «Не так страшен чёрт, как его малюют» (русская народная пословица).
  • Если проблему можно решить за деньги, это не проблема, это расходы (еврейская народная пословица).
  • Расходы следует закладывать в цены (народная предпринимательская мудрость).