Золото Au - руб/гр.
Серебро Ag - руб/гр.
Платина Pt - руб/гр.
Палладий Pd - руб/гр.
 

Алексей Моисеев: «Повторный вход для золота Нефертити»

07
сентября
2018

Когда будет отменен НДС на золото, сколько советских некачественных ювелирных изделий в Гохране и надо ли хранить бирки от колец, а также о том, почему объем контрафактных бриллиантов на рынке превышает официальный в 50 раз и когда можно будет определить фальшивые камни приложением на смартфоне рассказал заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев в интервью РИА Новости в рамках Московского финансового форума.

Алексей Владимирович, часть вашей программы на форуме была посвящена рынку драгоценных металлов и камней.
- Да, в рамках Московского финансового форума состоялась презентация системы маркировки ювелирных изделий и драгоценных камней. Планируется, что данная система охватит абсолютно всю ювелирную продукцию, подлежащую государственному надзору. В нее войдут изделия из золота, изделия, выполненные с использованием драгоценных камней, а также из серебра весом от 3 грамм.

Существует же пробирное клеймение, зачем еще необходима эта новая система, чем она лучше?
- Интегрированная информационная система в сфере контроля за оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней будет иметь принципиальные отличия от системы маркировки, которая сейчас уже существует, в том числе для меховых изделий, алкоголя, лекарств и других товаров. Во-первых, новшество заключается в системе прослеживаемости. Контроль за всеми изделиями обеспечивается с самого начала: потребитель должен знать, где добыто золото, откуда привезены драгоценные камни или другие вставки, где и кем выполнена сама ювелирная работа. Вся информация, начиная от этапа производства и добычи сырья, заканчивая изготовлением готового продукта, будет доступна для покупателя. Во-вторых, система будет позволять повторный вход изделий.

А что такое повторный вход?
- Известно, что около 85% золота, произведенного за всю историю человечества, сейчас до сих пор находится в обороте. Представьте, что золото, которое носила еще Нефертити, вполне может использоваться при изготовлении каких-либо современных украшений. Поэтому есть понимание, что нужен повторный вход в систему, поскольку золото циркулирует. Все организации, стоящие на спецучете, должны будут вводить данные в общую систему. Это касается и всех компаний, которые проводят какие-либо операции, связанные с золотом.

Вы хотите поставить на контроль все драгоценности, и новые, и старые, которые люди когда-то купили?
- Мы не можем и не будем заставлять людей ставить на учет свои семейные ценности. Хотя могут появиться мошенники, которые будут утверждать, что они купили золото у населения. В этом случае должен действовать надзор, который будет выстраивать систему заслона от контрафакта.

Надзор будет за работой ломбардов?
- Нет, нас больше всего волнует именно контрафактная продукция, потому что сейчас в Россию, в основном через южную границу, поступает огромное количество нелегального золота и бриллиантов. Реальный объем реализуемого золота и драгоценных камней существенно отличается от того, о котором мы знаем. Причем отличается чуть ли не в 50 раз. Особенно это касается бриллиантов. Общий объем импорта и производства бриллиантов, направленного на внутреннюю реализацию — около 200 миллионов рублей в год. Это же смешно, в натуральном выражении, это примерно 200 маленьких камней (бриллиантов) или 50 средних в год. По оценке бизнеса — реальные цифры годовой реализация составляют около 50 миллиардов рублей. При сравнении таких разных показателей возникают вопросы.

Как будет выглядеть маркировка в итоге?
- Маркировка предполагает собой наличие бирки в виде штрих-кода или QR-кода, ставить ее будут сразу на производстве, правда, не на самом алмазе, а на боксе, в который запечатываются камни сразу после сортировки в АЛРОСА или Гохране. Таким образом, алмазы будут сразу попадать в систему. Это же касается и слитков золота. На бриллиантах, размером от 1 карата маркировка будет наноситься прямо на камни. Возможно, штрих-код со временем будет наноситься прямо на слиток. Правда, пока есть небольшая проблема, связанная с технологией нанесения кода на изделие. Например, если на кольцо нанести машиночитаемый QR‑код, а потом изменить размер кольца, то код может "поплыть". Сейчас Гознак над этой проблемой работает, и в принципе, я думаю, мы скоро ее решим.

Изделия из серебра тоже попадут в новую систему маркировки?
- Сейчас по закону нет государственного контроля за серебряными изделиями весом меньше 3 грамм и нет обязанности их клеймить. Но по факту потребитель требует, и производитель все равно приносит клеймить такие изделия. Мы планируем внести изменения в закон, чтобы освободить ювелирный бизнес от контроля государства за серебром. Госконтроль за драгоценными металлами и камнями связан с высокими рисками отмывания доходов, а серебро стоит уже так дешево, что с таким же успехом можно контролировать никель, например. Готовим поправки, чтобы либо полностью отменить государственный надзор по серебру, либо отменить его относительно изделий весом до 100 грамм. Встречались с ассоциациями, и они говорили, что, например, тяжеленный серебряный браслет в старорусском стиле редко содержит больше 100 грамм серебра. Параметры будем обсуждать. В принципе неважно, сколько это будет — 100, 200, 500 грамм. Что касается серебряных слитков, то, безусловно, они должны оставаться под контролем, и Госпробирнадзор будет за ними следить.

Надо ли хранить бирки от ювелирных изделий?
- Если покупаете кольцо — обязательно сохраняйте бирку, потому что таким образом всегда можно повысить его товарную стоимость. Если вы принесете его, например, в ломбард без бирки, возникнут вопросы к вашему изделию, и вы не получите и половины от его стоимости. Бирку лучше хранить, поскольку она является его товарной историей. По новым правилам, если принесете кольцо без бирки — это будет новый вход в систему.

Когда новая система начнет работать?
- В следующем году. 1 ноября этого года заканчиваем эксперимент с маркировкой по итогам которого напишем законопроект, и как только его примем, выйдем на промышленную эксплуатацию системы. Планируется это сделать в следующем году. Уже сейчас, на этапе добровольного эксперимента, мы выявили каналы сомнительных операций. Увидели, откуда идет цепочка и где она прерывается. Наши аналитики изучают такие схемы. В ходе эксперимента, в связи с продажей банками слитков ювелирам возник вопрос к банковскому сектору. Мы удивлены, почему ни у кого из банков нет интереса к участию в эксперименте по маркировке золота. Конечно, речь идет не о крупнейших банках. Отмечу, что мы приглашали компании принять участие в эксперименте на добровольных началах, никаких административных последствий для его участников не предполагается.

На форуме вы еще говорили о другом эксперименте — выявлении фальшивых алмазов.
- Да, мы договорились, что в порядке эксперимента Пробирная палата возьмет у АЛРОСА в аренду несколько десятков машин по проверке подлинности бриллиантов для проведения инспекций. Таким образом мы хотим оградить рынок от вбросов. Довольно часто поступают жалобы на вбросы синтетических бриллиантов, которые по закону даже не являются драгоценными камнями. Я не против синтетики как таковой, но моя позиция была и остается неизменной: потребитель должен знать, что он покупает. Абсолютно недопустимо продавать синтетику под видом натурального камня. Бизнес-ассоциации рассказывают, что злоупотребления довольно значительные, постоянно происходят вбросы камней в партии, и ювелиры не могут сами с этим бороться. Теперь Пробирная палата будет оснащена устройствами по проверке поддельных и натуральных бриллиантов, чтобы предоставить ювелирам возможность проверять камни на подлинность.

Алексей Владимирович, но есть мнение Американской ассоциации торговли, что потребительские качества искусственного камня не отличаются от натурального, а иногда даже лучше?
- Мы знакомы с таким мнением. Нередко покупка изделия с бриллиантом, происхождение которого определить невозможно, становится обычным делом. Если покупателя не проинформировали о подлинности камня в магазине, он, скорее всего, так никогда и не узнает правды, если не проведет серьезную экспертизу. Другое дело — возможно, через несколько лет техника разовьется настолько, что вероятность идентификации сегодняшней синтетики намного вырастет. Понятно, что это гонка, и синтетику, которую будут делать через 10 лет, идентифицировать будет сложнее. Но уверен, что еще через несколько лет выпустят приложение для смартфонов, с помощью которого можно будет отличить искусственно выращенный камень от натурального. Соответственно, искусственный камень, который сегодня кто-то приобрел под видом натурального, потеряет свою цену. В связи с этим риски для покупателей синтетики сохраняются.

Когда будет отменен НДС на золото?
- Вопрос еще обсуждается, и сейчас появился дополнительный импульс для его решения. Вы можете наблюдать, что государство уделяет большое внимание репатриации капиталов. Выяснилось, что целый ряд граждан хотели бы репатриировать свои капиталы, но вложить их не в банковскую систему, а в слитки золота. Это личное право. Препятствием же для этого сейчас является НДС. Мы получаем обращения, в том числе и от банков, которые говорят, что есть клиенты, которые готовы внести значительные суммы — порядка миллиарда рублей, и купить золото, при этом клиент хочет иметь возможность забрать, когда ему нужно, пару слитков. Если эта мера позволит нам даже на несколько десятков миллиардов репатриировать капитал — она будет оправданна. Как показывает опыт Казахстана, после отмены НДС на золото колоссально вырос спрос на драгоценный металл со стороны населения. Сегодня можно хранить золото в банке и даже перевозить его из банка в банк, но люди говорят: нет, нам так не нравится. Мы хотим иметь возможность пару слитков золота положить себе в багажник. Этот аргумент серьезно усиливает позицию людей, которые считают, что НДС на золото надо отменять. Решение в конечном итоге будет за руководством.

Речь идет о том, чтобы полностью отменить НДС, или только на инвестиционное золото?
- Проблема в том, что за этим потоком никогда не уследить. Действительно, мы обсуждали отмену НДС на инвестиционное золото много лет, но потом отказались, поскольку поставить надежный заслон на пути золота к ювелирам все равно невозможно. Если отменять — то на все. С другой стороны, вы, конечно, понимаете, что золото — это не предмет первой необходимости, это не хлеб. Есть вещи, которые людям нужны намного больше, но НДС на них никто не отменяет.

Вы как-то рассказывали о некачественных ювелирных изделиях в Гохране, что с ними, они по-прежнему там хранятся?
- В 1985 году было принято решение избавить магазины от затоваривания низкокачественными ювелирными изделиями. Данные изделия закупались в Госфонд. Эта мера позволила советской торговле разгрузить запасы и направить деньги на покупку новых изделий, что поддержало ювелирные заводы. Как показала практика, решение было не совсем правильным, потому что в 1987-1988 годах, когда люди стали избавляться от советских денег, они покупали буквально все, в том числе ювелирные изделия низкого качества.

И сколько такого золота в Гохране?
- Почти все товарные запасы советских ювелирных магазинов по состоянию на 1985-й год. Просто представьте себе это количество. Конкретные цифры являются гостайной.

Но ведь их можно не хранить, например ломбарды принимают старые изделия как лом и отправляют на переплавку.
- Да, у нас создана комиссия, которая проводит экспертизу таких изделий и, если они представляют хоть какую-то культурную ценность, направляют их в Госфонд. Для остальных — получилось два пути: если содержание драгоценных камней и металлов такое, что аффинаж экономически эффективен, значит, изделие направляется на аффинаж и в виде слитков возвращается в Гохран; а если нет, то это все по акту утилизируется. РИА Новости специально для Вестника Золотопромышленника https://gold.1prime.ru/interview/20180907/277826.html