Золото Au - 2332,76 руб/гр.
Серебро Ag - 31,11 руб/гр.
Платина Pt - 1711,61 руб/гр.
Палладий Pd - 1616,93 руб/гр.
 

Аффинажная разница. Почему российский аффинаж составляет только 4% от мирового объема

17
июля
2017

Золотые мерные слитки – традиционный символ благосостояния и один из самых популярных инвестиционных инструментов. В создании слитка задействовано большое количество профессий, от геолога до плавильщика, и его выпуск венчает долгий производственный и логистический процесс. Несмотря на то, что многие золотодобывающие компании охотно украшают свои презентации изображениями слитков высшей 999 пробы, чаще всего их конечным продуктом являются менее презентабельные слитки доре. Как правило, это золотосеребряный сплав, с содержанием золота от 70% до 85% и до 5% побочных примесей недрагоценных металлов. Слитки доре шершавые, темные, каждый из них почти 23 кг – в общем, они совсем не похожи на предмет мечтаний большей части человечества. Они направляются на аффинажные заводы, где расплавляются, очищаются и в итоге становятся классическими банковскими слитками fine gold. Именно клеймо аффинажного завода является неотъемлемым компонентом маркировки слитка 999 пробы.

И для этого есть все основания. Во-первых, аффинажные предприятия получают сплав доре от многих золотодобытчиков и металл плавится буквально в общем котле. Во-вторых, речь часто идет не о переработке по толлингу, а о купле-продаже золотосодержащего сырья, то есть аффинажные заводы обладают полными правами на готовую продукцию. Эта особенность взаимодействия между производителями и аффинажем служит целям изъятия в бюджет косвенных налогов и ... является преградой для увеличения производства российских аффинажных заводов, мощности которых далеки от оптимальной загрузки в условиях стагнирующей добычи золота.

На Россию, которая занимает третье место по добыче золота после Китая и Австралии, приходится всего 4% мирового рынка аффинажа этого металла. До 80% объемов всего мирового золота (около 1 тыс. тонн – как добытого, так и вторичного) перерабатывают четыре аффинажных предприятия Швейцарии, которая не добывает ни одной унции драгметалла. Это Valcambi, Metalor Technologies, Argor-Heraeus и Pamp. Мощности этих предприятий загружены более чем на 85%. С учетом еще двух предприятий из Швейцарии на компании этой страны приходится 90% оборота списка поставщиков слитков наиболее авторитетного стандарта Good Delivery, утвержденного Лондонской ассоциацией участников рынка драгоценных металлов (The London Bullion Market Association, LBMA). Остальные 20% мирового золота распределены между другими 125 заводами. Швейцарский аффинаж привлекает золотодобытчиков низкими ценами, эталонным уровнем банковских услуг, безопасности и логистики; кроме того, в этой стране низкие налоги для бизнеса. Услугами швейцарских заводов пользуются производители почти всех золотодобывающих стран, кроме России, Казахстана, Киргизстана, Таджикистана и Узбекистана, которые в основном производят аффинаж драгметаллов самостоятельно.

Производство золота в РФ в 2016 году составило 298 тонн. Практически все российское золото перерабатывается внутри страны, исключением в прошлом году стали 8 тонн, реализованных недропользователями (в первую очередь, Polymetal и «Полюс») в Китай и Южную Корею во флотоконцентрате, произведенном из упорных руд. Некоторые отечественные производители, например, Nordgold и Polymetal, добывают и за рубежом: Nordgold – в Буркина-Фасо, Гвинее и Казахстане, Polymetal – в Казахстане, но на аффинаж слитки доре везут опять-таки в Швейцарию. Или - в случае с Казахстаном - перерабатывают на месте. По данным участников отрасли, стоимость аффинажа в Швейцарии значительно ниже российской. В чем же причина?

Аффинажем золота в России занимаются пять предприятий, крупнейшие из которых «Красцветмет» и Приокский завод цветных металлов, средняя загрузка мощностей - около 28%. «Красцветмет», бывшее аффинажное подразделение «Норильского никеля», переданное в конце 90-х годов администрации Красноярского края в рамках реструктуризации долгов горно-металлургической компании, сейчас контролирует 62% российского аффинажа золота. На Приокский завод ЦМ, расположенный в Касимове Рязанской области, приходится около 22%, но одних его мощностей (260 тыс. тонн) хватит для переработки практически всей российской добычи золота. Это самое современное аффинажное предприятие России, строительство которого началось в середине 70-х годов, когда было принято решение перенести основную площадку из находящегося в черте Новосибирска предприятия. Новосибирский завод, до начала 90-х годов в одиночку занимавшийся в СССР переработкой золота и серебра, однако, сохранился. Сейчас на него приходится около 7% российского аффинажа. Еще одно предприятие, Колымский аффинажный завод, обанкротилось в 2015 году, официальная причина – недостачи, образовавшие по вине гендиректора. После остановки Колымского завода единственным оставшимся на плаву частным аффинажным предприятием является Екатеринбургский завод цветных металлов, принадлежащий «Ренове» Виктора Вексельберга (около 7% аффинажа российского золота).

Одна из причин такой невостребованности – низкая прибыльность этого бизнеса. Маржа в аффинаже и трейдинге металлов – не выше 1%, отмечает заместитель генерального директора «Красцветмета» по аффинажу Сергей Белов. При этом ввоз золотосодержащего сырья до последнего времени облагался импортной пошлиной от 6% до 20%. «В этой ситуации говорить об экономическом эффекте от ввоза сырья не приходится» - заявил С. Белов. В этом году пошлина на минеральное сырье была обнулена до 31 декабря 2017 года, пошлина на вторичное сырье - до 31 декабря 2019 года. Отраслевое объединение аффинажных заводов готовит документы для продления сроков льготного режима по ввозу минерального сырья, говорит С. Белов.

Однако о полноценной конкуренции на мировом рынке пока говорить не приходится, считают представители аффинажного бизнеса РФ. По их мнению, российские аффинажные предприятия не могут обеспечить привлекательные условия работы для зарубежных производителей, пока не обнулен НДС при ввозе золотосодержащего сырья на переработку - так называемый «страховой взнос». При ввозе сырья из-за границы на переработку необходимо выплачивать 18% от его стоимости. После переработки эта сумма должна вернуться предприятию в течение 3 месяцев. С учетом высокой цены золота речь идет о значительных суммах, и заморозка оборотных средств на этот срок - это само по себе неприятно. Тем более что эту сумму налоговые органы возвращают по итогам камеральной проверки, в ходе которой могут быть обнаружены неточности в оформлении документов, и как итог - отказ в возмещении НДС, отмечает генеральный директор Приокского ЗЦМ Владимир Сонькин.

«Главная проблема – убедить таможенные органы в том, что это [отмена НДС] не нанесет ущерба федеральному бюджету. Что будут те же самые поступления, но за счет переработки. А увеличение мощностей обеспечит дополнительные налоговые поступления», - заявил он. «Экономического смысла в этом [фактическом запрете на экспорт в РФ золотосодержащего сырья] нет», - говорит заместитель руководителя Пробирной палаты РФ Дмитрий Замышляев, добавляя, что тема не один год служит предметом обсуждения на экспертном совете при Минфине.

Решение тормозится из-за соображений безопасности. Таможенные органы настаивают на том, что при ввозе аффинажное предприятие должно обеспечить переработку именно ввезенного сырья. Из этого сырья – и никакого другого – должны быть изготовлены слитки, которые уйдут обратно за рубеж. Это технически нереализуемо, объясняет В. Сонькин из Приокского ЗЦМ, ведь все сырье буквально плавится в общем котле. «Противников [либерализации режима ввоза золотосодержащего сырья] беспокоит, что аффинажные заводы ввезут, и потом сырье растворится. Но аффинажные предприятия - это не фирмы-однодневки. Речь о государственных компаниях. Риск, что они исчезнут с сырьем, не очень большой», - говорит Д. Замышляев из Пробирной палаты.

«Сегодня все заводы достаточно сильно модернизированы, [продвинулись] с точки зрения конкурентоспособности на мировом рынке. Надо быстрее открывать зарубежные рынки, чтобы мы могли привлекать [сторонних производителей]», - говорит В. Сонькин. «Борьба за рынок будет очень сложная, потому что сегодня свободных объемов [золотосодержащего сырья] нет. Но мы готовы побороться и в течение трех лет привлечь до 5-7% мирового объема. Перетоки возможны из Латинской Америки и Африки, от мелких и средних недропользователей - все крупные уже разобраны», - говорит С. Белов из «Красцветмета». По его оценке, в случае снятия ограничений на ввоз золотосодержащего сырья из других стран российские аффинажные предприятия могут увеличить свою загрузку минимум на четверть. У «Красцветмета» уже есть предварительные договоры с зарубежными контрагентами, но они не исполняются из-за имеющихся препятствий.

Сторонники снятия ограничений приводят в пример изменение в 2015 году закона о драгметаллах, которое сделало обязательным аффинаж ломов драгметаллов. Эта мера вывела огромный рынок из серой зоны и резко увеличила загрузку предприятий. Например, на Приокском заводе ЦМ в прошлом году было переработано 13 тонн, а до изменения закона – до 150 кг. Образовалась целая прослойка организаций, которые легально перерабатывают лом, реализуя его в виде полупродукта на аффинажные заводы. «Выиграли все. Увеличились объемы, налоговые поступления, вышло из тени огромное количество золота. Но для того, чтобы принять эти поправки, потребовались колоссальные труды – в первую очередь Минфина, Пробирной палаты, Ассоциации аффинажных заводов. Были большие сомнения, не будет ли хуже. Теперь, когда закон заработал, все поняли, что от него только польза», - говорит В. Сонькин из Приокского ЗЦМ.

Против принятия этой нормы высказывались в основном ювелиры. Мера была невыгодна, так как не позволяла ювелирам самостоятельно переплавлять ювелирный лом или скупать лом непонятного происхождения, поясняет Д. Замышляев из Пробирной палаты. «Только оборудование аффинажных заводов может обеспечить соблюдение жестких требований по очистке металла и доведение его до нужных кондиций – ведь драгметалл может быть и радиокативным. Иначе металл может «не попадать в пробу», - говорит он. В итоге ювелирам было разрешено переплавлять только металл из собственных изделий, а госмонополия на аффинаж гарантировала прозрачный оборот и учет объемов драгметалла. Аффинаж работает с ограниченным числом поставщиков, которые гарантируют некриминальный характер металла.

Пока в Госдуме рассматривается отмена НДС с инвестиционных слитков (999 пробы, которое нельзя использовать для изготовления ювелирных изделий из-за хрупкости «чистого» золота). Эта мера, как рассчитывает Минфин, способствует развитию финансового рынка через рост спроса на инвестиционное золото, так как граждане смогут покупать из банка золото без НДС.

Вопрос по отмене НДС для экспортного золотосодержащего сырья - «политический», говорит С. Белов из «Красцветмета». На его скорую отмену отрасль не рассчитывает. Словосочетание «либерализация» в контексте операций с золотом, видимо, кажется слишком пугающим представителям правоохранительного блока, чтобы рассчитывать на то, что в ближайшее время такие изменения могут быть приняты.

В отрасли есть понятие «аффинажная разница». Это расхождение между предприятием-поставщиком и аффинажным заводом по количеству химически чистого драгоценного металла в партии сырья. К сожалению, пока в России не отменены описанные нами ограничения, термин также может служить маркером для ситуации, при которой крупная добывающая держава не получает значительной дополнительной стоимости в переработке, а недобывающая – является крупнейшим в мире перевалочным пунктом для золота, благодаря как историческим и репутационным факторам, так и выгодному налоговому режиму.

Игорь Лейкин, Rough&Polished